мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   

Новые публикации

26.10.12 | Андрей Коровин: "НАШ ПОЭТИЧЕСКИЙ ВЕК БУДЕТ БРОНЗОВЫМ"

Автор: Андрей Коровин

– Андрей Юрьевич, в Википедии написано, что вы – «один из немногих активных организаторов литературного процесса в Москве и других городах». Насколько это соответствует действительности?

– Википеди читать дальше...


29.09.2012 | Валерий Прокошин. «Ворованный воздух»

Автор: Елена Сафронова

Валерий Прокошин. «Ворованный воздух». — М., Арт Хаус медиа, Библиотека журнала «Современная поэзия», 2012

Три года назад, 17 февраля 2009 года, не стало Валерия Прокошина (1959-2009) — одного из с читать дальше...


Периодика

Малый Шелковый Путь, № 3, 1 мая 2002

возврат в оглавление номера

Стихи

Вадим Муратханов

. . .



     Родился в 1974 г. в городе Фрунзе (ныне Бишкек). Выпускник филфака Ташкентского государственного университета (1996 г.). Публикации в журналах «Звезда Востока», «Дружба народов», «Октябрь», «Арион», «Новая Юность», альманахах «Вавилон», «Малый шелковый путь». Книги стихов: «Седьмое небо» (1999), «Цветы и зола» (2000), «Воскресенье» (2001). Представитель творческого объединения «Ташкентская поэтическая школа». Живет в Ташкенте.


Случай в горах

Все видели его в лицо,
небритого, в помятой кепке.
Мы рано спать легли. Был сон
в горах на удивленье крепким.

Он должен был лишь сниться нам.
Но несколько мгновений странных
он шел бесшумно по камням
и таял в залежах тумана.

О нашей ночи между скал
мой друг, который был поэтом,
стихотворенье написал,
где не упомянул об этом.

Другой мой друг, что жил средь книг
и бородой страниц касался,
об этом запись в свой дневник
не внес, и вспомнить не пытался.

Он не ушел. Он невредим.
Он прячется под верхним веком.
Я скоро окажусь один
с моим небритым человеком.


Орехи

Еще недавно рвали мы орехи
без лестницы, с редиской наряду.
Они росли и делали успехи
у бдительных хозяев на виду.

Теперь они достигли сферы птичьей,
как дети, потерявшие отцов,
и стали белок легкою добычей
и лакомством излюбленным скворцов.


Родина

Когда покой — тогда, слепя
улыбками, глядит с плакатов.
Даёт рассматривать себя,
изображённую на картах.

Когда ж под вспышками в ночи
душа к отправке не готова —
то чёрной птичкой прокричит
с верхушки тополя родного.


Слово

Вся комната в тиши и равновесьи.
И шторы на окне сквозь пальцы
в нее просеивают свет.
На полках — книги. В них — миры звучаний.
У каждого звучанья — свой предмет.

И только мной придуманное слово
себе никак приюта не найдет
и в комнате живет бессонным эхом.

Я кисточку с работы принесу,
я раздобуду гвозди и рубанок:
я должен для него построить дом.


* * *

Удобнее иметь своим кумиром
ровесника, чтоб можно было с ним
в одну эпоху радоваться жизни
и по нему за временем следить.
Состарившись, ворчать и видеть в нем
товарища по поколенью.

А я люблю угасших звезд, сошедших
со сцены и, желательно, с земли.
Они смеются с выцветших конвертов,
и крутится пластинка, как душа.
От старости потрескивают сухо
их молодые голоса.


Узник

Раз за разом доверяясь
подводящей его интуиции,
выбирает в толпе собеседника:
«Анака, кечирасиз…»

сынферганазаболелтелеграммаприслал
деньгинетнабилетбиръюзсумилтимос… —

не дослушав, лицо отворачивают.

Год за годом плывет он
навстречу людскому потоку,
моргая красными веками.

Вот еще каких-нибудь сто сумов —
и сложится наконец искомая сумма
на заветный билет в Фергану,
где сын на больничной койке томится
и в пыльное смотрит окно.

Но вновь застает его утро
на «Фаргона йули»,
в дразнящей близости от автостанции.

Недавно, впервые за много лет,
я прошел сквозь него, не замедлив шага —
он растерянно моргал за спиной,
вечный узник Ташкента,
кровоточащий сбивчивым монологом.


Батыр

Горел. Два раза был порезан.
Ходил с простреленной рукой. И говорят, на нем
немало «темных» дел.

Вечерами на бревне от старого тутовника
сутулится, усталый и больной.
Интересно, помнит он
про нашу детскую драку?


* * *

О том, что карманный фонарик
не будет починен вовек,
о киселе, недоеденном
в ненаступившем завтра,
о том, что солдатик зеленый
не будет отыскан в траве —
надо же предупреждать,
нельзя же вот так внезапно.

Не торопись, не бойся.
Рисуя, глаза закрой:
длится в любую минуту
пыльных дворов сиеста.
Как только последнюю трещинку
на стену посадишь рукой,
город тебя припомнит
и не лишит наследства.

Наружу себя выговаривать —
скучно. Не стоит труда
ставить дни на учет,
прислушиваясь к распаду.
На чердаке голубином
звенящая нота «да»
не повинуется голосу,
не поддается ладу.






Журнальный зал

мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   
© 2005-2011 «Всемирная Литафиша»       о проекте  реклама  сотрудничество