мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   

Новые публикации

26.10.12 | Андрей Коровин: "НАШ ПОЭТИЧЕСКИЙ ВЕК БУДЕТ БРОНЗОВЫМ"

Автор: Андрей Коровин

– Андрей Юрьевич, в Википедии написано, что вы – «один из немногих активных организаторов литературного процесса в Москве и других городах». Насколько это соответствует действительности?

– Википеди читать дальше...


29.09.2012 | Валерий Прокошин. «Ворованный воздух»

Автор: Елена Сафронова

Валерий Прокошин. «Ворованный воздух». — М., Арт Хаус медиа, Библиотека журнала «Современная поэзия», 2012

Три года назад, 17 февраля 2009 года, не стало Валерия Прокошина (1959-2009) — одного из с читать дальше...


Периодика

Сетевая Поэзия, № 2(2), 1 сентября 2003

возврат в оглавление номера

Подыхать в Марселе

Владимир Ковальджи

. . .



На радиостанции «Христианский церковно-общественный канал» (Москва, 1116 кГц), где я веду некоторые передачи и работаю выпускающим редактором, есть замечательный автор — Георгий Мосешвили, большой любитель и знаток эмигрантской литературы, ведущий еженедельной программы на эту тему «Русская аргонавтика». Как-то раз мне очень захотелось его вполне серьезно разыграть…

С «подставного» адреса электронной почты я написал письмо на соб-ственное имя (на редакционный адрес) следующего содержания:
_____________________

Здравствуйте, Владимир Кириллович!

Меня зовут Татьяна, я постоянная слушательница христианского канала. Особенно мне нравятся передачи, которые ведете Вы, Сергей Суворов, о. Владимир Лапшин, Георгий Мосешвили и Борис Любимов. Большое вам всем спасибо!

У меня есть к Вам просьба: передайте, пожалуйста, Георгию Мосе-швили несколько стихов моего родственника Владимира Свирелина (он брат моего прадеда), которые чудом сохранились и попали ко мне. Он оказался в эмиграции в 21 году (служил у белых в чине прапорщика). Умер от чахотки в Марселе в 24-м. До последнего времени ничего этого не было известно, но вот недавно внучка его друга (которому он оставил несколько своих бумаг), побывав в России, разыскала меня и отдала их. Конечно, я понимаю, что он не был большим поэтом, и эти стихи вряд ли пригодятся Георгию для передачи… Но, может быть, это интересно — ведь такого имени не знает никто, а мне кажется, что проживи он не 26 лет, а больше, то — кто знает… Некоторые строчки меня очень тронули.

Еще раз спасибо за все передачи канала!

Татьяна Свирелина

_____________________

Владимир Пахомович Свирелин
(1898 — 1924)


* * *

До хрипоты, до тошноты, до боли,
до тьмы в глазах и до кишечных колик
кричим, орем, вопим, визжим: — Доколе?!

А надо просто взять и выйти в поле, —
начать пахать…
               лето 1917

* * *

Уйдя от петли и пули,
Казалось бы — все равно;
Но Пасху встречать в Стамбуле?
Нет, это уже не смешно…

Зачем я ушел от пули
И жить мне еще дано —
Чтоб Пасху встречать в Стамбуле?
Но это уже не смешно…
               1921

* * *

Я проехал две трети Европы,
Только все это — как бы во сне,
А реальны — таежные тропы
Или буйство степей по весне.

Ни Стамбул, Ни Белград, ни Монако
Не печалят, не жгут, не манят;
Я — не я без России.
Однако,
И Россия не та без меня!
               1922

письмо никому

Здравствуй!
Хоть тебя и нету, —
Адресата, то есть.
Не прошу я и ответа:
Моей жизни повесть
Подошла уже к финалу,
Очень близкому к началу…

Впрочем, мне роптать негоже —
Я в России смерти
Избежал сто раз.
Но, Боже!
Скучно мне, поверь Ты!
Скучно, в самом деле,
Подыхать в Марселе…
               1924


Георгий, прочитав письмо, весьма заинтересовался и попросил меня передать «Татьяне», что обязательно использует стихи ее родственника в своей программе, и хотел бы узнать о нем еще хоть что-нибудь. Ответ пришел на следующий день. Вот он:
_____________________

Здравствуйте!

Очень приятно, что посланное мной может пригодиться. К сожалению, о судьбе В. Свирелина могу рассказать довольно мало. Известно, что наш род идет от мелкопоместных дворян Калужской губернии. В. Свирелин учился в каком-то военном училище, уже к 19 годам был то ли прапорщиком, то ли еще каким-то небольшим чином — кажется, в артиллерии. После революции его пути с братом (моим прадедом) разошлись — они оказались, как говорится, «по разные стороны баррикад». До недавнего времени известно было только то, что он умер во Франции в 1924 году. И вот полгода назад, как я уже писала, внучка его сослуживца передала мне несколько бумажек, которые В. Свирелин ему оставил. Кроме пяти маленьких стихотворений, там еще есть несколько рисунков и разрозненных записей. Вот, посылаю еще один его стих, а больше добавить, увы, нечего.

_____________________

* * *

Мне нашептывал бес: «Попроси — и
Я исполню желанье. Ну же!
Ты окажешься вновь в России,
Ты там будешь любим и нужен!

Подпиши только каплей крови,
Чтоб на душу имел я право…»

Я поднял удивленно брови, —
Что за чушь ты несешь, лукавый?

Та страна, что звалась Россией,
Умерла от холеры красной.
На могилу цветов снеси ей,
А меня не тревожь напрасно.
               1923


И вот в одной из ближайших передач Георгий Мосешвили в самом начале заинтриговал слушателей, что сегодня состоится открытие никому не известного имени. В конце передачи он познакомил их с данной перепиской, добавив от себя примерно следующее: «Дорогая Татьяна! Вы пишете, что Владимир Свирелин «не был большим поэтом» — и в этом я позволю себе не согласиться с Вами. Мне кажется, что был! Во всяком случае — мог быть, не погибни он столь молодым». Затем он очень хорошо (а Георгий всегда прекрасно это делает) прочитал все пять стихотворений.

Конечно, я вскоре «раскололся» и был чуть не убит. Остался я жив, наверное, только потому, что разыгрывал вполне всерьез, пытаясь действительно представить себе вот такого молодого человека, одного из многих в те трагические годы… И Георгий это понял.



P.S.: Мистификация осталась в прошлом, но ее персонаж продолжает иногда писать стихи… Вот один из них:

* * *

Марсельская, простите, проститутка,
меня увидев, очень удивилась —
неужто у него довольно денег,
чтоб ночь ее искусства оплатить?

Ей было невдомек, что трое суток
я ничего не ел, и подошел к ней,
чтоб попросить три франка. Или пять.

Вы скажете: «Ах, фу! У проституток
просить на хлеб? Ну, это ль не предел?»

Но почему вы так решили?
Значит,
воспользоваться платною любовью,
по-вашему, моральней, чем просить
три франка у ее портовой жрицы?

Она мне подала. И я пошел,
взял хлеба и уселся на скамейку
с чудесным видом на марсельский порт;
и как я ел — кусочек за кусочком,
грех за грехом ей все прощал Господь.
               1924





Журнальный зал

мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   
© 2005-2011 «Всемирная Литафиша»       о проекте  реклама  сотрудничество


офисная мебель для персонала недорого шампунь от блох корм для кошек интернет магазин Корм golden