мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   

Новые публикации

26.10.12 | Андрей Коровин: "НАШ ПОЭТИЧЕСКИЙ ВЕК БУДЕТ БРОНЗОВЫМ"

Автор: Андрей Коровин

– Андрей Юрьевич, в Википедии написано, что вы – «один из немногих активных организаторов литературного процесса в Москве и других городах». Насколько это соответствует действительности?

– Википеди читать дальше...


29.09.2012 | Валерий Прокошин. «Ворованный воздух»

Автор: Елена Сафронова

Валерий Прокошин. «Ворованный воздух». — М., Арт Хаус медиа, Библиотека журнала «Современная поэзия», 2012

Три года назад, 17 февраля 2009 года, не стало Валерия Прокошина (1959-2009) — одного из с читать дальше...


Периодика

Малый Шелковый Путь, № 1, 1 мая 1999

возврат в оглавление номера

Индийское лето

, Сухбат Афлатуни

. . .



Столбы помоста врыты, доски cбиты,
И каждый ждет от нас невесть чего.
(Гете. “Фауст”. Пер. Б. Пастернака.)


Готова сцена и очерчен круг,
подметены последние опилки,
на раковинах тощие обмылки
все так же отвратительны для рук, –
и уходящих зрителей затылки
не хуже, чем оставшихся – ухмылки.

Вы думали – театр, а ничуть;
и в жизни так, опять же, не бывает:
сюда актеры если приезжают,
то больше на курорт, чтоб отдохнуть, –
и даже критик мог бы тут вздремнуть,
когда бы здесь бывал когда-нибудь.

Готова сцена, пахнет новизной
еще не совершенного ни разу;
еще целы в уборных унитазы,
и режиссер еще доволен мной, –
и ждут цветов расставленные вазы,
не веря в скепсис театральной кассы.

А мне осталось только два шага
до проводов чужого режиссера,
до штрафа от слепого контролера
в автобусе, дымящемся слегка, –
когда вела прозрачная рука,
напоминая снизу паука.

Когда понятно стало и смешно,
что лишь тогда понятно это стало,
что два актера могут быть в кино,
а для театра двух актеров мало, –
двум лишь любовь разыгрывать дано,
для прочего их больше быть должно.

Но это только в будущем; пока
нас нет еще как знаков описанья,
покуда мы – предметы для касанья
прохожими у книжного ларька, –
мы счастливы, мы дети коротанья
таких времен, которым нет названья.

Готова сцена и очерчен круг,
подметены последние опилки,
на раковинах тощие обмылки
все так же отвратительны для рук, –
и слухи лихорадят наших слуг,
но нам теперь их слушать недосуг.


Requiemetto

Несостоявшийся раввин,
рябой, как толчея трамвая,
где, бороду свою листая,
мелькнешь в проемах между спин;
и в этом междубытии
гоняешь кислые чаи.

И перейдут в наследство брюки
с большой заплатой на ширинке;
наследник в погребальном круге
размажет по полу слезинки,
и вместо тела твоего
зароют душу от него.

И семь детей, как семисвечник,
зажжет усталая вдова,
в своих ладонях безупречных
под безупречные слова,
и голос Эллы Фицджеральд
пройдет, как ток, в сырой асфальт.

А мы тебя возьмемся помнить,
чтоб позабыть себя верней,
как помнят маленького пони,
забыв про клодтовских коней.


ВЕНОК РУБАИ, ЗАВЕРШЕННЫЙ СОНЕТОМ

I
Виноградная кровь запеклась на губах,
Виноградная гроздь облетела в руках;
Я сегодня в шутах, ты сегодня – всерьез, -
Средь ограбленных лоз разминулись в ролях.

II
Виноградная гроздь растеряла свой плод,
Не от града и гроз – от любви непогод.
Сколько ягод брал в рот – все безвкусны, как воск:
Соль заглотанных слез убивала их мёд.

III
Не от града и гроз – от ненастья в сердцах;
Сколько было угроз – сколько слёз без конца.
Мне не спрятать лица под шатром твоих кос:
Поредела волос золотая краса.

IV
Сколько было угроз – пять ночей напролёт
Шел взаимный допрос двух контрастных природ:
Холодило как лёд, обжигало как воск;
Наши руки поврозь, наши взгляды вразлёт.

V

Шел извечный разлад двух извечных начал,
Не сулящий наград, не достойный зеркал;
Перепутан бокал, и допит невпопад,
И в руках виноград второпях облетал.

VI
Не сулящий наград и созвучья в конце,
Напряженный закат проступил на лице:
В нем в единую цепь – свет и тьма, рай и ад,
Не составили лад, не сплотились в кольце.

VII
Напряженный закат без упреков и сцен, -
Он пробился сквозь чад, и погас на лице:
Нынче Солнце в Стрельце светит глуше лампад,
Только стрелы летят в непонятную цель.

VIII
Он пробился сквозь чад и в дыму угасал,
Как хозяина взгляд в послепраздничный зал…
Был не поднят кинжал и не высыпан яд –
Отчего же, подавшись назад, я упал?

IX
Как хозяина смерть – угощенье родне,
Так судьбы коловерть – развлечение мне:
Я рождался в огне, утверждался о твердь,
Привыкал не терпеть, чтоб не стало больней, –

X
Так судьбы коловерть стала радостью мне –
Одинокий пловец по высокой волне…
Но сегодня в вине я тону, наконец.
Но еще не конец, – я еще не на дне.

XI
Одинокий игрок был замечен тобой:
Приласкал меня рок твоею рукой, –
Ты разрушила мой фантазерский мирок;
Жаль, принять я не смог мир практичный, чужой…

XII
Приласкал меня луч – и о том пожалел;
Я лежал на полу и на небо глядел.
Разгрести бы хотел голубую золу
И вернуть этот луч, что согреть не успел.

XIII
Я лежал, и на ключ запереться хотел,
Виноградную мглу не впускать на постель.
Ты стояла, как тень, в самом дальнем углу
В окружении слуг, в шевелении тел.

XIV
В виноградный чертог пробирался покой…
Но какой в этом прок, если все под рукой:
Сад, проклятый тобой, и прокуренный кров –
Виноградная кровь запеклась над губой…

(Сонет)
Виноградная кровь запеклась на губах,
Виноградная гроздь растеряла свой плод,
Не от града и гроз – от ненастья в сердцах;
Сколько было угроз – пять ночей напролёт

Шел извечный разлад двух извечных начал,
Не сулящий наград и созвучья в конце,
Напряженный закат без упреков и сцен, –
Пробивался сквозь чад и в дыму угасал.

Как хозяина смерть – угощенье родне,
Так судьбы коловерть стала радостью мне.
Одинокий игрок, я замечен тобой:

Приласкал меня луч – и о том пожалел;
Я лежал, и на ключ запереться хотел:
В виноградный чертог пробирался покой…


* * *

Я – брат дворцового шута,
хранитель фотографий,
с глубокой складкой возле рта
от прежних биографий;
живу в фамильной конуре
во флигеле дворцовом,
служу в дворцовом кабаре
в лапсердаке отцовом;
горбатый брат приносит крыс
и всем кладет на плечи –
но он – талантливый артист,
и мы его не лечим.


* * *

Я при тебе стесняюсь плакать,
А в одиночку не могу;
Я на тебя настроюсь загодь,
А отвечаю, как врагу.
Прости мое противоречье,
И отпусти его, как грех:
Ведь я в такой любви замечен,
Какой хватило бы на всех.
Меня оправдывают хором
И пациенты, и врачи, –
Но я предчувствую, что скоро
Я разделю судьбу свечи:
Не в том, что гасну я от ветра
И таю в собственном огне, –
А в том, что там, где много света,
Никто не вспомнит обо мне.


* * *

Все лучшее уже завершено.
Мы только составляем примечанья;
Мы – то необходимое молчанье,
Чужих идей нащупанное дно.

Все лучшее уже завершено.
И худшее, пожалуй, тоже;
Зато крепленым сделалось вино,
Круг дегустаторов стал строже.

Все лучшее уже завершено.
Ведь завершенность – лучшего примета;
И что-то переделывать смешно,
Как, впрочем, и насмешничать на это.

Все лучшее уже завершено.
И это полагать – удел не худших;
Имеющих, по крайней мере, уши,
Оглохшие от худшего давно.

Все лучшее уже завершено.
И эта фраза – даже не постскриптум;
И права на поправку не дано,
Но лишь на сноску: да и то – со скрипом.

Все лучшее уже завершено.
И подлежит молве и каталогу;
Тела пошли земле и души – Богу;
На экспертизу прочее сдано.

Все лучшее уже завершено.
И варварства устало ожидает,
Которое поэтому считает,
Что в этом мире лучшее – оно.

Все лучшее уже завершено.
И воздух наполняет без остатка,
И в легких оседает без осадка,
И на рентгене не дает пятно.

Все лучшее уже завершено.
И мрамором суставы известкует,
И полирует нам в глазу бревно,
Что удалить из глаза не рискует.

Все лучшее уже завершено…


* * *

Друзей моих прекрасные черты
Тусклей средь непролазной суеты;
И, кажется, их меньше, меньше, меньше…
Как язычки невечного огня
Глядят зрачки упречно на меня
Их гасят обстоятельства и вещи.
Их душит проутюженный уют
И души без отдушины – клюют,
И крыльями причесанными тушат;
А я слежу слезящимся зрачком
За каждым чуть горящим язычком,
Что грел меня среди жары и стужи.
Но отблеск дружбы на моем лице
Уже приглушен в теневом кольце,
И гаснет краска, музыка и слово, –
И не продлить привычкой прежних встреч –
Смолой залить, и спичкою поджечь, –
Последней спичкой коробка сырого.





Журнальный зал

мероприятия   площадки   фестивали и конкурсы   колонки   авторы   периодика   лирунет   фото   книги   
© 2005-2011 «Всемирная Литафиша»       о проекте  реклама  сотрудничество


  • Iphone 5
    Сетевая газета. Рубрикация по темам
    itwoi.ru